Автомобильная газета Клаксон
Золотой Клаксон
Автомобильная газета "Клаксон" - подписка на информационные линии сайта
Автомобильная газета "Клаксон"  Instagram
Автомобильная газета "Клаксон" ВКонтакте
Автомобильная газета "Клаксон" на youtube
Автомобильная газета "Клаксон" на twitter
Автомобильная газета "Клаксон" на facebook
Автомобильная газета "Клаксон" COUB
Вход на сайт

Архив газеты

 

Дмитрий Светозаров: “Красивая машина – как женщина, которую увидел и пропал…”


Дмитрий Светозаров унаследовал любовь к своей профессии и к автомобилям от отца – режиссера Иосифа Хейфица. Как в жизни, так и в их кинокартинах машинам всегда отводилась важная роль.


Дубль первый: все началось с игрушек


Впервые в жизни Дмитрия Светозарова мир автомобилей и мир кино соприкоснулись в детстве, когда папа реквизировал для съемок ленты “Дело Румянцева” его… игрушечные машинки.


– В ЭТОМ фильме есть трогательный момент: герой, отлученный от своей шоферской профессии (его играл Алексей Баталов), вернувшись из тюрьмы, приходит к другу и… начинает чинить машинки его сына. Для съемок отец взял мои игрушечные грузовики. Когда меня в пятилетнем возрасте повели на премьеру картины, эти машинки на огромном экране в руках у Баталова буквально заворожили меня. Возможно, именно в тот момент, увидев экранную жизнь знакомых вещей, я почувствовал интерес к кинематографу.

– Говорят, Баталов и в жизни – заядлый автомобилист?

­ Алексей Владимирович – великолепный водитель и “автомобильный маньяк”, если такое определение можно дать человеку, фанатично увлеченному машинами. У него был бело-зеленый “Москвич-407”, и он тюнинговал его всеми возможными способами, привозя из-за границы противосолнечные козырьки, колпаки на колеса и т.п. Дошло до того, что Баталов заказал приборную панель краснодеревщику “Ленфильма”, и тот вырезал для его “Москвича” торпедо из красного дерева!

Режисcер отдает предпочтение американским машинам. Летом ездит
на “Chrysler Crossfire”, а по зимним дорогам – на “Jeep Cherokee”.

– А что было в личном гараже Иосифа Хейфица?

– Мой отец и его соавтор по кинематографу Александр Зархи водили один из первых в Ленинграде частных автомобилей “КИМ” (малолитражка, сделанная на основе “Ford Prefect”. – Прим. авт.) Когда началась советско-финская война, машину реквизировали для нужд фронта. После Великой Отечественной отец купил “Москвич-401”. В первый же день они с мамой отправились на нем за город и попали в аварию. Родители чудом остались живы: машина перевернулась, и на маму это произвело такое жуткое впечатление, что потом долгие годы она запрещала отцу садиться за руль. Только в конце 50-х он начал водить свою “Волгу”, и то по настоянию мамы чаще ездил с водителем.

– Вы сами когда впервые сели за руль?

– В восемь лет. Отец только что закончил работу над фильмом “Дама с собачкой” и начал снимать “Горизонт”. Съемки проходили в Крыму, в Коктебеле, и я подружился с водителем, который возил съемочную группу. Сидя на коленях у шофера автобуса, я гонял по степным дорогам на довольно приличной скорости. Конечно, я при всем желании не мог дотянуться до педалей и только рулил.

Позже меня учил водить машину Алексей Баталов. Он рассказывал о своем знакомом, необыкновенном водителе, который возил какого-то советского посла. Баталов называл его технику вождения “посольской ездой”: когда пассажир не чувствует, что находится в машине, – настолько мягко водитель проходил повороты и совершал другие маневры. Я был потрясен этим рассказом и потом, видимо подсознательно, начал воспроизводить подобную манеру вождения.

А за руль отцовской “Волги” сел, когда мне исполнилось двадцать лет.

– По тем временам такая машина была шиком…

– …И оказывала магическое воздействие на сотрудников ГАИ. Она была черного цвета – на таких тогда ездили представители власти и руководители крупных предприятий. Молодой человек с бородой и длинными волосами, сидящий за рулем черной “Волги”, вызывал оторопь у гаишников. Они часто принимали меня… за священника. Это было в начале 70-х.

На съемках фильма “Cкорость” –
одного из первых отечественных блокбастеров.

– Сейчас какой автомобильной марке отдаете предпочтение?

– Люблю американские машины. Все началось еще в 1959 году, когда родители, побывав на американской выставке в Москве, привезли мне автомобильные буклеты и журналы. С тех пор я помешан на американских автомобилях. Изъездил три “Волги”, потом был “Volkswagen Passat”, другие немецкие и японские машины, пока я не нашел то, что искал. Мой первый “американец” – огромный, пятиметровый, темно-синий “Chrysler 300М”. Мощный, просторный, комфортный, с кожаными сиденьями. Это было своего рода возвращение к истокам...

– На чем теперь ездите?

– Зимой на “Jeep Cherokee”, а летом на “Chrysler Crossfire”. Для зимних поездок “Крайслер” совершенно не приспособлен. У меня был всего один подобный опыт: машину крутило и вертело со страшной силой. Не помню, как добрался до дома (уже много лет живу в Комарово), а на следующий день, заняв денег, купил “Jeep Cherokee”. Кстати, когда мои знакомые, далекие от мира автомобилей, спрашивают, на чем я езжу, а я говорю, что на “Джипе”, они кивают: мол, понятно, что внедорожник, а марка какая? На это я с гордостью отвечаю, что у меня “Jeep”, тот самый, который дал название всем последующим джипам. “Американцы”, на мой взгляд, вообще красивы, но “Jeep” – это стильность, смешанная с аутентичностью. Что касается технического оснащения, то для меня это не так принципиально. Обычно мужчины обсуждают технические характеристики, управляемость, расход топлива и т.п. Мне больше важны история и образ автомобиля. А вообще я могу свой интерес к машинам сравнить с мужскими инстинктами по отношению к женщине. Вдруг появляется машина, которую я краем глаза увидел в Интернете или в журнале – и все, я понимаю, что пропал. Сейчас у меня, как у Александра Блока, на примете одна Незнакомка. Это модель “Cadillac SRX”, и теперь все мои желания устремлены исключительно к ней.


Дубль второй: любовь к скорости


Первая полнометражная картина режиссера Светозарова была посвящена автомобилям и называлась “Скорость”. Этот фильм появился в его творческой биографии, можно сказать, случайно.


– ПОСЛЕ окончания режиссерских курсов в 1979 году путь в советский кинематограф для меня был закрыт: моя дипломная работа “Очки от солнца” тогдашним руководством кинематографии была воспринята… ну, скажем, как не совсем лояльная. Я долго оставался не у дел, пока редактор Первого творческого объединения не сообщила, что есть сценарий на спортивную тему, который никто не хочет снимать, и что это мой единственный шанс начать работу в большом кино.

Сценарий ничем не привлек: группа энтузиастов изобретает малолитражный автомобиль на фоне душевных треволнений главного героя. Я взял две недели на раздумья, уехал в глухую деревню и вернулся с идеей превратить этот фильм, как сегодня сказали бы, в спортивный блокбастер – историю о людях, одержимых мировым рекордом скорости.

Сочиняя сюжет, я еще не знал, что в лаборатории скоростных автомобилей Харьковского автодорожного института создан реактивный автомобиль “ХАДИ-9”, напоминающий самолет. Они надеялись, что он сможет развивать сумасшедшую скорость, чуть ли не 1.000 км/ч! Я познакомился с конструкторами, и поскольку опытный образец “ХАДИ-9” еще не проходил испытания, съемки “Скорости” стали для него своеобразным тест-драйвом.

– Вы сами на нем ездили?

– Нет, за рулем машины (в картине она получила название “ИГЛА” – по первым буквам имени и фамилии одного из главных героев Игоря Лагутина, блестяще сыгранного Алексеем Баталовым) сидели только опытнейшие каскадеры, но и они сильно рисковали. Ведь подобные модели, как правило, создаются на базе крупнейших автомобильных и самолетостроительных концернов, в их разработку вкладываются миллионы долларов. Естественно, группе из нескольких инженеров-фанатиков не хватало ни средств, ни технического оснащения. Да и полноценные тесты такой машины в СССР провести было негде. Однако на съемках “ХАДИ” дважды гоняли по взлетной полосе киевского военного аэродрома, развивая скорость около 300 км/ч.

Несмотря на проблемы, людьми руководила идея абсолютного рекорда скорости, и они верили в успех. В этом был и основной посыл нашей картины: в жизни для человека важна пусть недостижимая, но идеальная высокая цель.

– Картина собрала в прокате 25 миллионов зрителей – огромный успех по тем временам...

– Я думаю, что помимо потрясающей операторской работы Сергея Астахова, автомобильных гонок и замечательной игры актеров сработало и то, что в фильме звучала классная рок-музыка. Это, безусловно, привлекало молодежь. Я пригласил группу “Машина времени”, которая в ту пору была почти подпольной. Для Андрея Макаревича, Александра Кутикова и всего их коллектива “Скорость” тоже стала дебютом в кино.


Дубль третий: как взрываются автомобили


Самые азартные моменты в кино связаны с погонями и авариями автомобилей. Разумеется, в беседе с режиссером мы не могли обойти вниманием этот момент…


– КАК ВЗРЫВАЮТСЯ автомобили? Все зависит от замысла режиссера и щедрости продюсера. Есть два способа. Если речь идет о недорогой, предпочтительно отечественной машине, то для съемки на автосвалке находят корпус аналогичной модели и взрывают его по-настоящему, а за рулем в кадре сидит кукла. Если требуется взорвать дорогую машину, это делается путем компьютерного совмещения нескольких кадров. Отдельно снимают автомобиль, затем взрыв, а если надо, чтобы в кадре были видны разлетающиеся детали – взрыв каких-то фрагментов. Мастерство заключается в таком наложении трех этих кадров, чтобы зритель не заметил подмены. Для него визуально взрывается один автомобиль. Так происходит в российском кинематографе. Как делают в Голливуде, не берусь сказать. Может быть, там взрывают настоящие “Роллс-ройсы”, если бюджет картины позволяет.

– Во времена “Скорости” спецэффектов еще не было…

– В новом кино 99,9% того, что мы видим на экране, создается с помощью компьютерной графики. Раньше все трюки делались вживую. Я считаю, что мне повезло застать традиционный кинематограф. Все эпизоды гонок в “Скорости” снимались на кольцевой трассе под Киевом. Чтобы снять их, нас с оператором Сергеем Астаховым привязывали веревками к багажнику операторской “Чайки”, и мы мчались по кольцу на скорости 160 км/ч, а за нами на расстоянии десяти метров неслась орава из сорока ревущих машин. Истоки чувства сопричастности, когда ты смотришь погоню в старом кино, заключены, на мой взгляд, именно в таком способе съемки. Новые технологии, к сожалению, этого уже не передают. При самом высоком уровне качества в компьютерной графике все-таки есть нечто искусственное, как в синтетической колбасе или ненатуральном кофе. Вкус есть, но уже не тот.

– Какие-то забавные случаи на съемках бывали?

– Был смешной случай, когда мы снимали фильм-катастрофу “Прорыв” про аварию в метрополитене. По сюжету на огромной скорости через город должна была проследовать вереница тяжелых, груженых бетоном автомобилей. Мы начали снимать в центре Петербурга, рядом с Эрмитажем. Проехавшая по Дворцовой площади колонна больших грузовиков вызвала такую вибрацию, что, вероятно, в музее попадали со стен картины, поскольку на улицу выскочила охрана. А “Ленфильм” тогда получил в качестве операторской машины роскошный “ЗИЛ-111” с открытым верхом. Это не было прихотью: по правилам машина для съемки должна быть тяжелой, чтобы плавно двигаться и не трясти камеру, и для таких целей киностудиями закупались представительские “Чайки” или “ЗИЛы”, которые в те годы использовались в основном как автомобили руководителей государства. Получилось так, что охрана выбежала, когда грузовики уже прошли, а следом ехал я на “ЗИЛе”. Охранники, глядя на меня – черноволосого и бородатого, решили, видимо, что я законспирированный лидер коммунистического движения из Южной Америки или внебрачный сын Фиделя Кастро. И вместо скандала молча проводили меня изумленными взглядами. Я тоже решил ничего не произносить вслух. Так и удалился, гордо сидя в салоне “ЗИЛа”.

– Для съемок своих фильмов вы сами отбираете машины?

– Обязательно. Даже в сериальной продукции, которая подразумевает быструю работу и малое внимание к деталям, я лично отбираю автомобиль, потому что он, как и покрой костюма, определяет характер персонажа или приближает к реалиям жизни. Например, Михаил Пореченков в роли Лехи Николаева, главного героя сериала “Агент национальной безопасности”, чаще сидел на пассажирском месте в старой служебной “Волге” рядом с верным напарником – Красновым, которого сыграл Андрей Краско. Понятно, что такие агенты не ездили на “Мерседесах” или “БМВ”. В пору создания сериала эти службы использовали довольно дешевые отечественные автомобили... Сейчас я заканчиваю работу над 12-серийным телероманом “Мать и мачеха” с Натальей Вдовиной в главной роли. По сюжету ее приемный сын, начинающий врач, ездит на нарочито убогом, разваливающемся “Daewoo Nexia”. На мой взгляд, такая машина отлично характеризует честного бессребренника в наши дни.


АНКЕТНЫЕ ДАННЫЕ

Дмитрий Светозаров родился 10 октября 1951 года в Ленинграде (ныне Санкт-Петербург) в семье известного советского кинорежиссера Иосифа Хейфица.

В 1974 году окончил филологический факультет ЛГУ им. Жданова по специальности “Английский язык и литература”.

В 1979 году окончил Высшие режиссерские курсы.

В 1983 году дебютировал со спортивной драмой “Скорость”.

Режиссер сериалов “Улицы разбитых фонарей” (1997), “Агент национальной безопасности” (1999-2001), “По имени Барон” (2002), “Опера. Хроники убойного отдела“ (2004), “Фаворский” (2005), “Вепрь” (2006), “Преступление и наказание” (2007), “Любовь без правил” (2010) и др. В 2002 году совместно с продюсером Андреем Сигле создал киностудию “АСДС”.

Обладатель призов российских и международных кинофестивалей, многократный номинант и лауреат национальной премии ТЭФИ..

 

Беседу вела Марианна НИКОЛИНА,
фото Романа ЗУБКО
и из личного архива
Дмитрия СВЕТОЗАРОВА


<< содержание номера

 

Комментарии к материалу

Для того чтобы принять участие в обсуждении материалов, необходимо войти на сайт

Оставлять свои комментарии могут только зарегистрированные пользователи

+

Тест-Драйвы: Acura Acura »»

Тест-Драйвы: Alfa Romeo Alfa Romeo »»

Тест-Драйвы: Aston Martin Aston Martin »»

Тест-Драйвы: Aston Martin Audi »»

Тест-Драйвы: BentleyBentley »»

Тест-Драйвы: BMWBMW »»

Тест-Драйвы: CadillacCadillac »»

Тест-Драйвы: ChevroletChevrolet »»

Тест-Драйвы: ChryslerChrysler »»

Тест-Драйвы: CitroёnCitroёn »»

Тест-Драйвы: DodgeDodge »»

Тест-Драйвы: FerrariFerrari »»

Тест-Драйвы: FiatFiat »»

Тест-Драйвы: FordFord »»

Тест-Драйвы: HondaHonda »»

Тест-Драйвы: HyundaiHyundai »»

Тест-Драйвы: InfinitiInfiniti »»

Тест-Драйвы: JaguarJaguar »»

Тест-Драйвы: JeepJeep »»

Тест-Драйвы: KiaKia »»

Тест-Драйвы: LamborghiniLamborghini »»

Тест-Драйвы: Land RoverLand Rover »»

Тест-Драйвы:LexusLexus »»

Тест-Драйвы: MaseratiMaserati »»

Тест-Драйвы: MazdaMazda »»

Тест-Драйвы: MercedesMercedes »»

Тест-Драйвы: MINIMINI »»

Тест-Драйвы: MitsubishiMitsubishi »»

Тест-Драйвы: MorganMorgan »»

Тест-Драйвы: NissanNissan »»

Тест-Драйвы: OpelOpel »»

Тест-Драйвы: PeugeotPeugeot »»

Тест-Драйвы: PorschePorsche »»

Тест-Драйвы: RenaultRenault »»

Тест-Драйвы: Rolls-RoyceRolls-Royce »»

Тест-Драйвы: SaabSaab »»

Тест-Драйвы: SeatSeat »»

Тест-Драйвы: ŠkodaŠkoda »»

Тест-Драйвы:  SsangYongSsangYong »»

Тест-Драйвы:  SubaruSubaru »»

Тест-Драйвы:  SuzukiSuzuki »»

Тест-Драйвы:  ToyotaToyota »»

Тест-Драйвы:  VolkswagenVolkswagen »»

Тест-Драйвы:  VolvoVolvo »»

+

Поиск на сайте
»»
Мир на колесах

Пара месяцев ожидания

Пара месяцев ожидания

До конца 2018 года модельную линейку “Škoda” пополнит принципиально новый компактный автомобиль.

читать далее »»

Тише едешь…

Тише едешь…

Электромобили как транспортное средство – что жизнь с приличными соседями: никакие посторонние шумы не нарушают покой. Но на улице беззвучная работа мотора становится проблемой для слабовидящих пешеходов. Инженеры “Jaguar” придумали, как побороть это...

читать далее »»

На обочине

Полный занос

Полный занос

Чемпион мира по дрифту американец Вон Гиттин-младший первым в истории проехал Северную петлю Нюрбургринга в управляемом заносе.

читать далее »»